Г.Е.ЛУПАНОВА.Биосказки(20-22)
 
Воскресенье
04.12.2016
17:16
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Занимательная биология
Главная Регистрация Вход
Каталог файлов »
Язык / Language

Меню сайта

Случайные новости
Последние новости
Ароморфоз


Структурные компоненты животной клетки. В.Н.Фросин


ЗАГАДКИ ПРО КОМАХ


ХВОСТАТАЯ ВИКТОРИНА.

Последние новости
Задачи по теме Код ДНК

Последние новости
Кузьмун!

Последние новости
Скворец.

Последние новости
Задачи на кроссинговер.


Загадки о птицах


Первый закон Менделя. А.Гарифуллина, В.Н.Фросин

Последние новости
Лист -часть побега.

Последние новости
Легенды о сирени


Фотоальбом

Мини-чат

Главная » Файлы » Сказки и легенды » Биологические сказки

Сейчас Вы просматриваете категорию - Биологические сказки.
Вы можете скачать - Г.Е.ЛУПАНОВА.Биосказки(20-22) бесплатно без регистрации.
Если вам понравилась новость - Г.Е.ЛУПАНОВА.Биосказки(20-22), добавьте эту страницу в закладки.
Этим вы поможете развитию и продвижению сайта!


Экологические сказки [5]
Биологические сказки [18]
Сказки, в которых речь идет о биологических фактах
Легенды о цветах [21]
Легенды о животных [10]

Г.Е.ЛУПАНОВА.Биосказки(20-22)
[ ] 22.02.2013, 22:48

http://bioskazki.ru/index/ob_avtore/0-42 сайт "Мир биологических сказок" 

Двадцатая сказка

Сначала у робота зашевелились руки, потом – ноги. Он побарахтался на полу и – сел. Посмотрел на мальчиков, похлопал глазами и сказал:
 – Здравствуйте!
– Здравствуйте! – моментально откликнулся Тимоша, не выдержал и сообщил: – А мы тебя сами сделали!
– Спасибо, – произнес робот, вставая на ноги. – Простите, пожалуйста, не могли бы вы мне дать какую-нибудь одежду, если вас не затруднит, конечно. А то неудобно как-то в голом виде.
Мальчики бросились к шкафу и, мешая друг другу, принялись вытаскивать оттуда майки, трусики, носочки. Робот был ростом с Тимошу, поэтому подобрать одежду для него оказалось нетрудно.
Пока он одевался, Тимоша ходил вокруг. Весь вид его выражал восхищение. Еще бы: они вдвоем с Женей сами сделали настоящего биологического робота!
Робот одевался молча, потому что его никто ни о чем не спрашивал. Братья медленно приходили в себя от изумления. Наконец Тимоша не выдержал и спросил:
– А как тебя зовут?
– Вася, – просто ответил робот.
Женя поморщился: уж очень обыкновенное было имя. Лучше бы его звали, скажем, РБУП (робот биологический, упрощенная модель) или БРСЕИТ (биологический робот, собранный Евгением и Тимофеем). Но Тимоше имя понравилось, как нравилось абсолютно все в этом роботе. Он побежал к маме и закричал:
– Мама! Мамочка! У нас Вася есть!
Мама, занятая мытьем посуды, рассеянно ответила:
– Очень хорошо. Играйте, играйте.
Робот Вася повернулся к мальчикам и произнес:
– Получена команда «играть». Информация недостаточна. Во что играть – не сказано.
– Мы с Женей играем в биологические игры, – похвастался Тимоша.
Робот Вася смущенно ответил:
– У меня нет такой программы. Я не знаю, как играть в биологические игры.
– Мы их сами придумали, – произнес Женя.
– Да! – закричал Тимоша. – Мы с Женей машину времени делали, например...
Робот Вася не стал слушать дальше:
– Задание понял. Играем в биологическую игру с использованием машины времени.
Он с невероятной быстротой стал опрокидывать стулья, переворачивать кубики, бегать в кладовку и обратно. Ребята даже не успели удивиться, как робот доложил:
– Задание выполнено! Машина времени к полету готова!
– Гениально! – закричал Женя. – Тимоша, вперед! Вася, не отставай.
Мальчики вместе с роботом вскочили в машину времени. Женя рывком перевел тумблер реле времени, и все закричали:
– У-y-y! Р-р-p! – Машина времени рванулась в глубь времен.
Тимоша искоса поглядывал на робота Васю: не светятся ли у того глаза. Он считал, что у роботов они непременно должны светиться в темноте. Но робот Вася был похож на обыкновенного мальчика. Тимоша вздохнул и решил, что так и должно быть, ведь это не железный и не электронный, а обыкновенный биологический робот.
Летели они недолго: Вася построил замечательную скоростную модель. В иллюминаторе посветлело, и в ту же минуту раздался ужасный гром. Женя выглянул наружу и испуганно отпрянул назад:
– Слишком резко реле времени перевел, – сообщил он. – Опять на молодую Землю попали. Помнишь, Тимоша, мы там были?
– Еще бы не помнить! – проворчал Тимоша. – Зря мы сюда прилетели.
– Зря, – согласился Женя, – поехали ближе к нашим дням.
Он прикоснулся к реле времени и перевел тумблер на этот раз очень осторожно. В машине опять потемнело – она пробиралась сквозь толщу времени.
Они летели всего несколько минут. Когда стало светло, Тимоша потянулся к иллюминатору, посмотрел в него и произнес разочарованно:
– Здесь тоже ничего хорошего.
Женя вслед за братом посмотрел в иллюминатор и растерянно пробормотал:
– Странно. Вроде бы ничего не изменилось. А по счетчику времени – два миллиарда лет прошло. Может быть, счетчик времени не в порядке? Попробую еще дальше проехать.
Он протянул руку к реле времени, но тут послышался голос:
– Подождите минуточку.
Мальчики удивленно оглянулись.
– Подождите, пожалуйста, – повторил робот. – Я вам объясню, если не возражаете.
– Не возражаем, – ответил Тимоша, а Женя пробормотал:
– Интересно, кто этого робота вежливости учил? Наверняка, не я.
– Извольте, – произнес робот Вася тоном учителя. – Два миллиарда лет не прошли даром для планеты Земля. Наверное, вы посетили Землю, когда на ней совсем не было жизни.
– Совсем не было, – подтвердил Тимоша. – Там был кошмар какой-то.
– За два миллиарда лет произошло два великих события. Первое – появились вещества, способные размножаться и строить для себя нужные молекулы. Появились волшебные белки-ферменты...
– Знаю, – перебил его Тимоша. – Это были коацерваты!
– В таком случае, извините, пожалуйста, – обиделся робот. – Если вы все знаете, я не буду вас утомлять.
– В самом деле, Тимоша, что ты все время перебиваешь, – недовольно вставил Женя. Сам он слушал, разинув рот. Но не потому, что он этого не знал, а потому, что робот, купленный в магазине «Умелые руки» и собранный своими руками, говорил, как живой, и говорил умные вещи.
– Продолжайте, пожалуйста, – обратился Женя к роботу. От изумления он даже заговорил с ним на «вы».
– Второе замечательное событие, которое произошло за это время – появление фотосинтеза.
– Опасное дело, – опять не удержался Тимоша, вспомнив приключения с фотоувеличителем.
– Отчего же? – удивился робот. Он еще не успел узнать про все события в жизни мальчиков. – «Фотосинтез» – означает – «создание из света». Растения ловят солнечный свет, питаются им, водой и углекислым газом и от этого растут.
Мальчикам странно было слышать, что можно питаться светом и газом, но Женя не удержался и сообщил:
– Формула углекислого газа – СО2, – ему тоже хотелось показать свою образованность?
И Тимоша вставил:
– Это все – биогенные элементы.
На этот раз Вася не обратил никакого внимания на мальчиков и продолжал, как заведенный:
– Женя сказал, что за два миллиарда лет ничего не изменилось, но он ошибся. Подождите меня минуточку.
Он открыл дверь машины и собрался выйти наружу. Женя – за ним:
– Подожди, я с тобой.
Вася покачал головой:
– Тебе нельзя. Ты ведь знаешь, что там опасно.
– А как же ты? – с испугом спросил Тимоша.
– Я – робот! – гордо ответил Вася и шагнул в дверь.



Конечно, мальчики разволновались и уткнулись носами в иллюминаторы. Им были видны серая равнина вокруг, горы вдали и полоса океанского прибоя впереди: высокие злые волны, с ревом бросающиеся на берег. Даже в машине был слышен их шум и завывание ветра.
Робот Вася пропадал недолго. Он вернулся, сжимая что-то в мокром кулачке.
– Что ты принес? – сразу же потянулся к нему Тимоша.
Женя не подал вида, что ему интересно. Он считал неудобным прыгать от восторга, предпочитал хранить важный вид.
– Вот, смотрите!
Братья посмотрели – и ничего не увидели.
– Пусто! – сообщил Тимоша.
– Как же пусто? – удивился робот. – Перед вами самые первые на свете растения – микроскопические водоросли.
– Микроскопические водоросли нужно рассматривать в микроскоп, – авторитетно промолвил Женя.
– Вам не видно? – с сожалением спросил робот. – Видимо, у вас очень несовершенное зрение. Разрешите вам помочь.
Он сунул руку за пазуху и извлек оттуда... микроскоп.
– Мы в тебя микроскоп не клали! – вырвалось у Тимоши.
– Я сам синтезирую необходимые вещи, – объяснил робот. – Теперь вы все хорошо увидите. – Он стал настраивать микроскоп.
Тимоша тихонько шепнул Жене:
– А ты говорил – «упрощенная модель». А он микроскопы за пазухой выращивает.
Женя только руками развел от удивления. Вася пригласил мальчиков к микроскопу. Тимоша взглянул и закричал:
– Так это же микробы! Мы у таких в гостях были! Точно такие же микробы, только зелененькие.
Смотреть в настоящий микроскоп было большим счастьем для Жени. В школе это было всего один раз, а в биологическом кружке всегда была длинная очередь к микроскопу: все хотели смотреть. При этом задние кричали передним: «Быстрее, быстрее, дайте и нам посмотреть» и пихались локтями.
Теперь Женя от души насладился зрелищем микромира.
– Даже хлоропласты видно.
– Какие такие хлоропласты? – снова сунул нос к окуляру Тимоша. – Что-то я там никаких хлоропластов не заметил.
– Хлоропласты, – объяснил Женя, оглядываясь на робота, – это такие органеллы, которые углекислый газ, солнце и воду превращают в сахар. – Он очень боялся, что скажет что-нибудь не так. Ведь у него была все-таки обыкновенная голова, и он мог ошибаться, в отличие от Васи. Ему не хотелось разуверять Тимошу, что его старший брат все знает. К счастью робот промолчал. Зато Тимоша поспешил показать свои знания:
– А мы знаем, что потом было. Потом эти одноклеточные подружились так тесно, что стали многоклеточными, большими такими, как мы и как слоны, и как мухи.
Никто не успел ничего ответить на оригинальные Тимошины рассуждения, как он попросил:
– Поехали отсюда. Я хочу посмотреть, как на Земле растения появились, а не эти микробы. Ведь должны же они были когда-нибудь появиться! А то мы миллиарды лет по какой-то унылости путешествуем. Надоело!
Двадцать первая сказка

Путешественники согласились с Тимошей. Женя повернулся к пульту управления.
– Перелетаем через двести миллионов лет, – сообщил он.
Машина могучим рывком преодолела толщу времени, и они оказалась в силуре. Это так Женя сказал. Тимоша запротестовал:
– Но почему в силуре? Мы же договорились по Земле путешествовать!
Женя, опасаясь, что робот опередит его, затараторил:
– Люди делят свою жизнь на периоды: детство, юность, зрелость, старость. Вот и возраст Земли поделили на огромные куски. Они называются эрами. Самая древняя, где не было жизни, называется архейской...
– Это мы там были! – догадался Тимоша.
– Да, мы по ней уже путешествовали. После этого была эра древней жизни – палеозой. Затем наступил мезозой. Мезозойская эра – средняя. А самым последним был кайнозой. В кайнозойской эре появились обезьяны и люди.
– А при чем тут какой-то «силур»? – спросил Тимоша.
– Эры, – вдохновенно продолжал Женя, – слишком большие промежутки времени. Считать по ним неудобно. Люди разделили все эры, кроме архейской, на периоды. Наши периоды жизни мы ведь тоже делим на годы. Ты не говоришь, например: «Это было давно в детстве, а то было не очень давно в детстве». Это несуразно. Поэтому ты говоришь: «Это было, когда мне было пять лет, а то было, когда мне было четыре года». Вот так и эры делятся на периоды. В каждом периоде на Земле появлялось что-нибудь новенькое. В силуре появились наземные растения. До этого они только в море водились.
– Вот, сказал одно словечко непонятное, а сколько объяснять пришлось! – проворчал Тимоша. – Ну пойдем, посмотрим на эти первые наземные растения. Можно уже выходить наружу? – он вопросительно посмотрел на Васю и Женю.
Робот развел руками:
– К сожалению вы можете только посмотреть в иллюминатор. Озоновый щит пока очень слабый.
– Да когда же можно будет? – возмутился Тимоша. – Двести миллионов лет подряд – все нельзя да нельзя. Кто этот щит должен делать-то? И почему я дома без всякого щита гулять хожу?
– Этот щит создают растения, – ответил Женя, довольный своей осведомленностью.
– У растений нет рук, – отрезал Тимоша. – Никаких щитов они делать не могут.
– Помнишь, Вася рассказывал, что растения питаются водой?– спросил брата Женя.
– Помню. Водой и солнцем.
– А из чего состоит молекула воды?
– Н2О, – выпалил Тимоша. – Два атома водорода и один атом кислорода.
– Молодец, – похвалил его Женя, – столько времени прошло, а ты все помнишь. Но из воды растения едят только водород, а кислород они выделяют обратно.
– В воздух? – недоверчиво спросил Тимоша.
– В воздух, – кивнул Женя. – Именно из-за растений в нашем воздухе много кислорода. Если бы не растения, не могли бы жить ни птицы, ни звери, ни люди. Им нечем было бы дышать.
– Вот оно что, – с уважением произнес Тимоша. – А я думал, кустики-цветочки – ерунда всякая, девчоночьи радости. А от них – вон какая польза!



– Это еще не все, – перебил его Женя, довольный, что его слова произвели впечатление на младшего брата. – Молекула кислорода, как ты знаешь, состоит из двух атомов: О2. Но космические лучи могут превращать молекулу кислорода в молекулу озона О3 из трех атомов кислорода.
Озон поднимается высоко-высоко над Землей и, словно щит, не пропускает вредные космические лучи, которые несут смерть всему живому.
Тимоша был потрясен.
– Вот это да, – только и смог пробормотать он. Потом помолчал и добавил: – Знаешь, Женя, когда мы вернемся, я буду дома всегда-всегда наши цветочки поливать. Пусть полезный газ кислород дают и от злых космических лучей защищают.
– Комнатные цветочки, – вздохнул Женя, – это ерунда. Джунгли, тайга, сельва, огромные леса – вот легкие нашей планеты. Ими она дышит. Но люди вырубают леса, и от этого разрушается озоновый слой.
– Зачем же они это делают? – спросил Тимоша, удивленный глупостью людей.
– А как же не вырубать леса? – стал рассуждать Женя. – Ведь из дерева делают мебель, дома, бумагу. Печки дровами топят. Без всех этих вещей мы просто пропадем.
– А без лесов мы пропадем вместе с этими вещами, – возразил Тимоша. – Однако, как же люди до озонового слоя добрались? Он же высоко.
– А ты слышал про запуски спутников, космических ракет?
– Да, – глаза у Тимоши загорелись. – Я бы тоже хотел в космос летать. Например, на Луну. Я, когда вырасту, обязательно постараюсь космонавтом стать.
– Вот эти ракеты и уничтожают озоновый слой, – торжественно и мрачно объявил Женя. – А еще им помогают холодильники.
– Холодильники-то при чем? Они же в космос не летают.
– Чтобы холодильник холодил, – терпеливо объяснял Женя, – ему нужен газ фреон. Старые холодильники выбрасывают на свалку. Газ фреон из них улетучивается, поднимается вверх и съедает кусочек озонового слоя. А холодильников у людей много!
Тимоша расстроился:
– Что же делать, Женя?
Женя пожал плечами:
– Сам не знаю. Одни люди говорят: «Давайте не будем разрушать озоновый слой!» А другие им отвечают: «У нас без холодильников пища портится. Может наступить голод!» Или про леса: их до того повырубали, что на Земле пустынь стало намного больше, чем раньше. Одни люди кричат: «Прекратите леса вырубать! Разве вы не знаете, какая от них польза?» А другие им отвечают: «Бумаги не хватает, мебели не купить. У нас один выход – рубить, рубить и рубить».
– Беда с этими людьми, – вздохнул Тимоша. – Какие-то они не очень умные.
– Да, – согласился брат, – проблемы экологии – это очень важные проблемы.
– Что такое «проблемы экологии»? – тут же спросил Тимоша.
– Экология – это наука о том, как жить в мире с природой, чтобы и растениям, и животным, и людям было друг с другом хорошо.
Тимоша только кивнул, погруженный в размышления о человеческой неразумности, а Женя вдруг спросил:
– Ты не заметил, куда делся Вася?
 Тимоша оглянулся. Действительно, увлеченные разговором, мальчики не заметили, что робот исчез.
Братья бросились к иллюминаторам. Они увидели все такую же унылую равнину, горы на горизонте, берег океана... Пейзаж навевал тоску, хотя у самой границы воды и кое-где на суше что-то неярко зеленело.
– Куда же он пропал? – пробормотал Женя.
– Уж не съел ли его кто-нибудь? – забеспокоился Тимоша.
– Еще некому есть. Животные на суше еще не появились. Правда, в море должны плавать рыбы, но вряд ли он полезет в воду, он же сухопутный робот, – возразил Женя, внимательно осматривая окрестности, и вдруг закричал: – Вот он! Вот он! Возвращается к нам!
Тимоша тоже увидел робота. Тот шел, таща за собой какой-то большой мешок. Мальчики нетерпеливо поджидали друга.
Вася вошел, таща за собой мешок, который был не меньше его самого.
– Где ты взял мешок? – удивился Женя. Он твердо знал, что в силурийском периоде палеозойской эры производство мешков еще не было налажено.
– Синтезировал, – просто ответил робот.
– Из-за пазухи достал? – ахнул Тимоша.
Робот кивнул.
– А в мешке что? – почти хором спросили мальчики.
– Образцы жизни силурийского периода, – ответил Вася. – Смотрите, – он начал развязывать мешок.
– Тут жизни-то никакой нет, – Тимоша махнул рукой в сторону иллюминатора. – Ты, наверное, за каждой травинкой гонялся.
– Дело в том, – отвечал Вася, – продолжая возиться с завязкой, – что в силурийском периоде жизнь только начала выходить на сушу. А в океане в это время – она кипела вовсю. Чего там только не было! – Тут он, наконец, справился с завязкой, открыл мешок, и на пол вывалилась масса причудливых растений и животных. Мальчики бросились рассматривать добычу.
– Смотри, рак! – кричал Тимоша.
– Не рак, а трилобит, – поправил его Женя.
– Улитка! Настоящая улитка!
– Водоросли! Совсем, как наши!
– Морские ежи! Рыбы!
– А это – ракоскорпион! – Женя достал из кучи живности какое-то странное чудовище.
Робот Вася подобрал маленький невзрачный кустик, отброшенный мальчиками в суматохе.
– Почему вы не восхищаетесь этим растением? – спросил он.
Тимоша повернул голову, посмотрел и сказал пренебрежительно;
– Чем тут восхищаться? Какой-то совсем некрасивый кустик. То ли дело – вот эта морская звезда!
– Это псилофит! – настойчиво произнес робот.
– Настоящий псилофит! – встрепенулся Женя. Он бережно взял в руки маленькое растение и внимательно рассмотрел его со всех сторон.
– Ну что же тут интересного? – спросил Тимоша. – Что вы этой травой так любуетесь?
– Это очень знаменитое растение, – возразил Женя, – оно самым первым вышло на сушу. Ради него мы и прилетели в силур.
– Ну-ка, дай посмотреть! – попросил Тимоша. – Ради чего мы в такую даль забрались?
Мальчики еще долго рассматривали принесенные Васей диковины. Наконец, робот сказал:
– Теперь все нужно вернуть на место, иначе эти растения и животные погибнут.
– Жалко, – вздохнул Тимоша. – А нельзя что-нибудь взять на память?
– Нельзя, – неожиданно твердо сказал вежливый робот. – Путешествуя во времени, ничего брать нельзя.
С этими словами он снова положил все в мешок и вышел из машины.


Двадцать вторая сказка

– Куда теперь полетим? – спросил Тимоша, когда робот Вася вернулся.
– Если не возражаете, – произнес робот, – я бы предложил перенестись через сто миллионов лет в каменноугольный период.
Женя не возражал, а Тимоша даже обрадовался:
– А здорово мы все-таки по времени туда-сюда скачем! Знали бы об этом мама с папой, перепугались бы, небось!
Пока он так рассуждал, машина остановилась, и ребята бросились к иллюминатору. Они находились в густом лесу. Вокруг было почти темно из-за огромных листьев, только кое-где пробивались солнечные лучи.
– Наконец-то! – облегченно вздохнул Тимоша. – Вот мы и дождались: деревья выросли. Нам можно выйти? – нетерпеливо спросил он.
Женя с сомнением покачал головой:
– Вряд ли. Там болото, а мы в тапочках.
– Эх, что же мы резиновые сапоги не захватили, – расстроился Тимоша.
В разговор вмешался робот:
– Если вы не возражаете, я синтезирую для вас подходящую обувь.
– Давай, – тут же согласился Тимоша, и глаза у него загорелись в предвкушении чуда.
Вася сунул руку за пазуху, поковырялся там и хотел вытащить, но не смог, потому что мешала пуговка на рубашке. Пришлось Жене помочь роботу расстегнуть пуговицу. И Вася вытащил из-за пазухи две пары отличных резиновых сапог, причем нужных размеров. Мальчики бросились примерять обновки.
– А как же ты? – спросил Тимоша, топая по полу в новых сапогах и показывая на Васины ноги в домашних тапках.
– Я – робот, – ответил Вася. – У меня биоэнергетическая защита. Внешние помехи мне не страшны.
Едва они открыли дверь, в носы им ударил тяжелый гнилостный запах. Тимоша сразу сморщился:
– Фу, какая гадость.
– Осторожно, не провалитесь, – предупредил мальчиков робот. – Здесь очень опасно: деревья в этих лесах растут, вырастают, погибают и гниют в болотной воде. Здесь летает много насекомых, в том числе и ядовитых. Болото легко засасывает каждого, кто в него попадет.
Мальчики глянули из дверей вниз. Машина стояла на куче стволов, наваленных в полном беспорядке между растущими высокими деревьями. Внизу в просветах поблескивала темная вода. Жара была страшная!.
 Женя прыгнул на ближайшее бревно, стараясь не попасть в большую расселину у входа. Тимоша хотел последовать за ним, но тут у него на глазах брат начал медленно проваливаться. Ствол оказался трухлявым и не выдержал тяжести мальчика. Женя попытался переступить, потом встал на четвереньки, чтобы не упасть, но на что бы он ни опирался, все разваливалось в прах. Наконец ему удалось схватиться за нависший над ним огромный лист какого-то дерева. От этого последнего движения ствол, на котором он только что стоял, с треском развалился. Раздалось глухое бульканье: это болотная жижа засасывала его остатки.
Женя висел на листе и медленно опускался вниз: лист гнулся под его тяжестью. Под ногами у него было только болото. Лицо у мальчика покраснело от напряжения. Было видно, что долго ему так не продержаться.
Тимоша не знал, чем помочь брату. Но тут мимо него стрелой промчался робот Вася, на ходу вытаскивая из-за пазухи длинную веревку.
– И веревку синтезировал, – понял Тимоша.
Робот вскарабкался по стволу дерева, на котором висел Женя, и бросил ему веревку. Это было очень кстати, потому что лист, на котором висел мальчик, наклонился до трухлявых мокрых стволов, наваленных на поверхности болота, и ему приходилось поджимать ноги, чтобы не попасть в зловонную жижу.
В школе у Жени были пятерки по всем предметам, даже по физкультуре. Поэтому он без труда влез по веревке, уселся рядом с Васей и, наконец, отдышался.
– Спасибо, – с чувством сказал он. – Ты настоящий друг.
– Не стоит благодарностей, – ответил робот. – Я запрограммирован на помощь людям.
– Очень правильно тебя запрограммировали! – искренне обрадовался Женя. Он уже пришел в себя и с любопытством оглядывался вокруг. Все-таки этот лес рос за триста миллионов лет до нашей эры.
Вокруг росли странные деревья, в основном огромные папоротники. В обычной жизни Женя часто встречал в лесу папоротники с большими длинными листьями. Некоторые из них были ему по пояс. Но таких огромных папоротников, высотой с многоэтажный дом, он не видел никогда. Среди них росла гигантская трава и деревья с мохнатыми, как у пальм, стволами.
Вдруг что-то просвистело возле головы. Женя невольно пригнулся, зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, что рядом с ним на листе пальмы сидит стрекоза. Но какая! Размером с хорошую курицу! Сидит и глядит глазами, большими и круглыми, как две чашки.
– Она не кусается? – внезапно оробев, спросил Женя.
– Доисторическое насекомое. Людьми не питается, – коротко ответил робот Вася.
– У нас на Земле таких нет.
Робот пожал плечами:
 – Вымерли. И деревьев таких у нас на Земле нет. Они все в нефть и уголь превратились. На энергии этих стволов ездят машины и работают заводы. Без них не было бы ничего, к чему привыкли люди, – ни электричества, ни удобных вещей. Не летали бы самолеты, не светились бы телевизоры, не варился бы обед в кухне. Ведь для всего этого нужны нефть и уголь, а они получились из этих лесов. Все эти деревья долго гнили в болотах. Миллионы деревьев в течение миллионов лет. 
Женя свесился со своей ветки, посмотрел вниз и увидел машину времени с раскрытой настежь дверью, а на пороге – плачущего Тимошу.
– Вася, пора назад, – забеспокоился мальчик.
Робот не возражал. Они начали спускаться по стволу. Женя, нащупывая опору, осторожно опустил ногу и уперся во что-то мягкое и скользкое. Он скосил глаза и от того, что увидел, резко отдернул ногу и чуть не упал: он чуть не наступил на огромную хвостатую лягушку, дремавшую на стволе. Лягушка проснулась, показала острые мелкие зубы и одним прыжком исчезла в зарослях. Женя от испуга крепко сжал ствол руками. Он все колени себе ободрал, спасаясь от этой амфибии.
У него даже слезы брызнули из глаз от боли и обиды – все это приключение в каменноугольном периоде было каким-то неудачным.
– Скачет тут мерзость всякая! – вырвалось у него.
– Это не мерзость, – поправил его робот Вася, слезая вслед за ним. – Это дендрерпетон. Можешь не волноваться, он людьми не питается.
Женя спустился вниз и ловко запрыгнул в машину. За ним последовал робот. Их встретил плачущий Тимоша.
– Дождались! – кричал он. – Выросло тут всякое, не поймешь что. Крокодилы какие-то с крыльями летают, мухи ростом с кошку. Трава выше неба... Ничего не росло – плохо было, а вот выросло – и тоже ничего хорошего!
– А еще и амфибий развелось – ногу некуда поставить, – подхватил жалобы брата Женя.
– Каких таких амфибий? – насторожился Тимоша.
Женя только рукой махнул, но робот не мог не ответить.
– Амфибии, иначе называемые земноводными, – это переходная форма жизни от рыб к наземным животным. В карбоне живет очень много амфибий.
– Что-то я не очень понял, – озадаченно произнес Тимоша.
– Да что тут понимать, – отозвался Женя, – Лягушки каменноугольные скачут здесь по деревьям, просто проходу не дают.
– Ну тогда поехали отсюда, – скомандовал Тимоша.
Робот Вася послушно закрыл дверь. Женя подошел к пульту управления.
– Куда летим? – спросил он.
– Домой! – скомандовал Тимоша.
– Тимошенька! – взмолился вдруг Женя. – Давай хоть на самую маленькую минуточку заглянем в мезозойскую эру. Я всю жизнь мечтал настоящих динозавров увидеть!
Тимоша уже устал от всех этих приключений, но он любил своего старшего брата, поэтому только рукой махнул:
– Ну если хочешь...
И они взяли курс на меловой период мезозойской эры!
– Вася, – обратился он к роботу, – синтезируй мне, пожалуйста, острый меч. Я этого дракона – раз – и заколю. Привезу маме чучело, скажу: «Вот тебе, мамочка, подарок из Мезозоя!»
– Оружия не синтезирую, – отрезал Вася.
– Какой ты правильный, – обиделся Тимоша. – Я же тебя как человека прошу.
Но тут Женя прервал их разговор:
– Прибыли!



Машина времени снова стояла в лесу под огромным папоротником. К счастью, под нею была твердая земля, а не болото. Все выглянули наружу.
Они приземлились очень удачно. На опушке густого леса возле поваленного дерева, в углублении трухлявого пня сверкала на солнце маленькая лужица.
– Наверное, дождь недавно прошел, – определил Женя с видом знатока.
По дереву и вокруг него ползало множество каких-то жучков и червячков.
– Ой! Появились уже! – обрадовался Тимоша.
– Они еще в карбоне были, – уточнил Женя. – Только мы их не видели. Не до того было.
Он вспомнил огромную стрекозу и содрогнулся.
Вдруг раздался легкий шорох листьев, и из зарослей выскочил маленький зверек. Схватил острыми зубками гусеницу, поглядел на мальчиков черными глазками и скрылся в кустах.
– Мышка! – воскликнул Тимоша.
– Нет, не мышка, – поправил его Женя, – а мышкина прабабушка.
Зверек снова показался из-за дерева. Видимо, его заинтересовала машина времени. Он попытался ее понюхать.
– Смотри-ка, – удивился Женя. – Ведь это одно из самых первых млекопитающих.
– Что такое млекопитающее? – машинально спросил Тимоша, неотрывно глядя на зверька.
– Млекопитающие – это люди, обезьяны, волки, мыши – разные звери, которые кормят своих детей молоком. Они впервые появились в мезозое, но тогда их было очень мало. Множество млекопитающих появилось в кайнозое – эре новой жизни, после гибели динозавров.
Тимоша почти не слушал старшего брата. Все его внимание было занято забавным зверьком.
– Ну иди, иди сюда, маленькая, – позвал он и присел на корточки.
Зверек внимательно смотрел на него и шевелил усиками, принюхиваясь.
– Иди, иди, – уговаривал Тимоша, – я тебя хлебцем угощу. В вашей мезозойской эре такого еще не делают. Всю жизнь вспоминать будешь.
Он нащупал в кармане корочку хлеба и протянул ее зверьку.
 Но тут из-за дерева, откуда-то сверху, спустилось что-то похожее на подъемный кран и схватило зверушку.
Мальчики подняли головы и увидели высокого, наверное, выше папы, зверя – просто чудовище.
Он стоял на задних лапах, опираясь на толстый хвост. Острыми когтями передних лап он сжимал пойманного зверька.
– Это орнитолест, – сообщил робот Вася.
Сомнений не было – орнитолест собирался проглотить свою добычу. Тимоша рванулся к нему:
– Отпусти сейчас же! Ей ведь больно!
Женя и робот Вася схватили его за руки:
– Ты с ума сошел! Он и тебя съест, как эту мышку.
Тимоша вырывался и плакал:
– Не смей! Не смей!
Чудовище повернуло голову, прислушиваясь к странным звукам. Зверек замер на полпути к страшной пасти с острыми, как нож, зубами.
В это время раздался страшный шум. Гигантские деревья вокруг закачались. Задрожала земля. Орнитолест выпустил свою добычу и большими прыжками бросился прочь. Мышка исчезла в высокой траве. Словно туча нависла над машиной времени, заслоняя солнце. Мальчики взглянули вверх и, не сговариваясь, бросились в машину. Робот торопливо захлопнул дверь. Женя закричал:
– Взлетаем!
Но взлететь они не успели. Огромная лапа подхватила машину времени, словно детскую игрушку, и подняла в воздух. Пол под ногами путешественников заходил ходуном, и они повалились друг на друга. Машина перевернулась. Иллюминатор оказался наверху, и через него была видна большая зубастая пасть. Точнее – она была огромная, величиной с комнату! Из нее торчали зубы, каждый величиной со стол. Эта пасть стремительно приближалась. Машина времени могла войти в нее целиком.
«Погибаем!» – подумал Женя, беспомощно катаясь по полу, и в отчаянии закрыл глаза. Он с ужасом представил себе, как хрустнут сейчас стены машины, сделанные из стульев и кубиков, как они окажутся во влажной пасти зверя, как...

Что-то пролетело над ним, слегка зацепив за нос. Женя открыл глаза и увидел, что робот Вася порхает, как бабочка, над пультом управления, смешно болтая в воздухе ногами. В тот же миг машину сильно рвануло. Из иллюминатора исчезли зубы и показалось ослепительно синее небо. Потом машина повернулась, иллюминатор встал на место, мальчики снова покатились по машине.
Наконец они сумели сесть. Вид у них был встрепанный и удивленный. Они ничего не понимали. Женя посмотрел на робота.
– Вася, мне показалось, что ты летал. Или нет?
– Летал, – признался Вася. – Я антигравитатор включал.
– Анти-что? – переспросил Тимоша, потирая бока.
– Антигравитатор, – объяснил робот. Это такое устройство для полета.
– «Упрощенная модель», – шепнул Тимоша брату и подмигнул, Женя опять только руками развел. Действительно, робот Вася был скорее совершенной моделью, а не упрощенной.
– Хотите посмотреть, кто нас поймал? – спросил между тем Вася.
– Хотим! – в один голос закричали мальчики. Они осмелели, почувствовав себя в безопасности.
Машина развернулась. Мальчики прильнули к иллюминатору. Там, где они только что играли с мышкой, стояло чудовище величиной с большой дом. Под ногами у него валялись искореженные остатки поваленного дерева.
Животное было в ярости от того, что добыча ушла прямо из его лап. От злости оно вывернуло из земли высокий папоротник и яростно пыталось сбить им кружившуюся над ним машину. Но робот оказался умелым пилотом. Он ловко облетел вокруг зверя. Чудовище ни разу не задело машину.
– Вот это рептилия! – пробормотал Женя. Ему снова стало не по себе при виде этого великана. – Ну и пресмыкающееся!
– Что за слова ты говоришь? – отозвался Тимоша. Его внимание было приковано к динозавру.
– Рептилии, или пресмыкающиеся, – такой класс животных, которые свои яйца откладывают на суше. А детей своих они молоком не кормят.
– Так и птицы яйца откладывают! – воскликнул Тимоша. – Они что – родственники с этими рептилиями?
– Да, – подтвердил Женя. – Они родственники. Только рептилии почти все вымерли. Остались только крокодилы, черепахи да ящерицы. А в мезозое было – видимо-невидимо. Это время так и называют – век динозавров. А вот птицы не вымерли. Птиц в наше время много: и больших, и маленьких...
– Хорошо, что такие драконы только в сказках остались, – с облегчением сказал Тимоша, разглядывая чудовище.



– Это один из самых крупных динозавров, называется аллозавр, – вставил свою информацию робот Вася.
Тимоша с уважением взглянул на робота, и сказал:
– Знаешь, Женя, хорошо, что мы так старались, когда робота Васю делали. Представляешь, что было бы, если бы мы его плохо собрали!
Женя согласился. Без робота они наверняка пропали бы в своих опасных путешествиях.
Внезапно в машине времени потемнело. Мальчики услышали взволнованный Васин голос:
– Я потерял управление!
Тимоша взглянул в иллюминатор и закричал:
– Смотрите! Там какие-то крылья!
 Все бросились смотреть. Были видны большие крылья, которые медленно опускались и поднимались. Машину плавно покачивало. Женя и Вася пришли к выводу, что, скорее всего, их поймал какой-нибудь птерозавр.
– Какой еще птерозавр? – не понял Тимоша.
– Летающий ящер, – объяснил Женя.
– Зачем же он нас поймал? – не унимался Тимоша.
– Да вот, отнесет в гнездо к своим птерозаврятам и...
– Съест? – ужаснулся Тимоша.
– Не исключено, – сурово ответил Женя.
– Что же делать? – заволновался малыш. – Я не хочу, чтобы меня слопали.
Женя вопросительно взглянул на робота.
– Не работают рули управления. Мы не можем двигаться ни вверх, ни вперед. Птерозавр двигатель склевал, – объяснил Вася.
– И не подавился, черт летучий, – мрачно прокомментировал Женя.
Наступило унылое молчание. Судя по равномерному покачиванию машины времени, птерозавр вовсе не собирался выпускать свою добычу из клюва. Впрочем, если бы он решил с ней расстаться, это грозило бы неминуемой гибелью путешественникам: лишенная управления машина упала бы вниз и разбилась. Теперь даже робот Вася со своими суперспособностями вряд ли мог им помочь.
– А реле времени? – встрепенулся вдруг Тимоша. – Реле времени уцелело?
Женя даже подпрыгнул и хлопнул себя по лбу.
– Точно! Курс домой!
Он подбежал к пульту управления и перевел тумблер. В сказачной машине времени потемнело. Мимо стремительно побежали года, века, тысячелетия...
Миллионы лет промчались с волшебной быстротой. Через несколько минут путешественники вернулись! Они откинули одеяло – и увидели маму.
– У вас какая-то интересная игра? – спросила она.
 Знала бы мама, что случилось с ее сыновьями! Сколько приключений они пережили, скольких опасностей избежали, сколько необычного повидали, сколько узнали интересного! Она наверняка бросилась бы к ним, зацеловала бы, засмеялась от радости, что ее дети вернулись целыми и невредимыми!
Но она ничего не знала. Если бы мальчики попробовали ей рассказать про свои приключения, она им попросту не поверила бы. Она даже робота Васю приняла просто за соседского мальчика. Так ведут себя все взрослые, когда вырастают и забывают, как они были детьми.
Их мама была хорошая, даже замечательная, лучшая мама в мире. У нее был только один недостаток – она была взрослая.
Но впечатления переполняли Тимошу, и ему просто необходимо было поделиться ими. Он бросился рассказывать.
– Понимаешь, мамочка, – тараторил он, – мы сейчас живем в очень хорошем мире. Ничего не гниет, в нефть не превращается. Никаких ужасных динозавров на Земле нет. Зелени кругом полно. Озоновый слой никаких вредностей из космоса не пропускает. Мы защищены от всех опасностей, понимаешь?
Мама посмотрела на сына, улыбнулась, ничего не поняла и сказала:
– Понимаю.
Заключение

В комнате было темно и пусто. Тимоша сидел в одиночестве, забравшись с ногами на диван, и смотрел в окно. Там моросил осенний дождик, загорались фонари в вечерних сумерках, сновали машины, перемигивались огни светофоров.
Вошла мама, включила свет. Тимоша зажмурился и заслонил глаза рукой.
– Что ты в темноте делаешь? – спросила мама.
– Да вот, о биологической эволюции думаю, – признался Тимоша.
– И что же ты о ней думаешь? – улыбнулась мама. Ей было забавно, что ее маленький сын употребляет такие ученые слова.
– Я думаю о степени детерминизма в природе, – сообщил Тимоша. – А еще об альтернативных путях биологического прогресса. Понимаешь, тут возникают большие проблемы с дрейфом генов...
Мама удивленно взглянула на своего ребенка.
– Ты сам-то хоть понимаешь, что говоришь? Долго ты такие слова разучивал, чтобы без запинки произносить? Я их даже повторить не могу.
– Дело не в терминах, – возразил Тимоша. – Важны понятия, которые за ними скрываются.
– И ты в этих понятиях разбираешься?
– Ну мама, – снисходительно улыбнулся Тимоша. – Это же элементарно!
– Как ты много всего знаешь, Тимоша! – с уважением произнесла мама. – Такой маленький, а уже умный. Что-то будет, когда ты вырастешь!
Тут в комнату ворвался Женя. В обеих руках он держал тяжелые связки книг. Сзади волок огромный пакет с книгами верный робот Вася.
– О чем вы тут разговариваете? – весело спросил Женя, складывая книги на письменный стол.
– О биологии, – важно ответил Тимоша.
Он был очень горд тем, что мама назвала его умным. Уж мама-то зря не скажет!
– Сколько можно об этом говорить! Биология – это ерунда. Вот смотри, что нужно изучать. Садись, будем разбираться, что мы тут принесли...
Так в жизни двух братьев кончилась пора биологических сказок. А их последующие увлечения оказались настолько интересными, что о них придется рассказывать отдельно

 


Битая ссылка

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Категория: Биологические сказки | Добавил: litechko
Просмотров: 631 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Гость



Группа:
Гости
Время:17:16

Уважаемый Гость, мы рады видеть Вас на сайте! Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!


Поиск

Новости сайта
Последние новости
Амеба


Євглена зеленая

Последние новости
Инфузория

Последние новости
Аппликация из спилов веток

Последние новости
Однодольные

Последние новости
Папоротевидные

Последние новости
Разнообразие водорослей

Последние новости
Антони ван Левенгук

Последние новости
Программированный опрос Тема: Пищеварение.

Последние новости
Закончить предложение

Последние новости
Тема: Кровообращение.

Последние новости
Чудо регенерации планарии

Последние новости
Небесные охотники. Мир стрекоз

Последние новости
Мир природы. Бабочки

Последние новости
Очарование природы - Семь сезонов.


Доска почёта






Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Сегодня сайт посетили:


» Зарег. на сайте
Всего: 619
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
» Из них
Администраторов: 3
Модераторов: 1
Модератор форума:
Проверенных: 0
Пользователей: 615
» Из них
Мужчин: 118
Женщин: 501

PR-CY.ru

Copyright MyCorp © 2016
Создать бесплатный сайт с uCoz